Бесплатная линия: 8 (800) 200 19 92
Телефон для справок: +7 (495) 231 44 50
Приемная комиссия: +7 (495) 231 44 45

Связаться с нами

Подать заявку

Онлайн заявка на обучение в МНЭПУ:


captcha


СМИ о нас




На пересечении наук

Мамедов Низами Мустафаевич - доктор философских наук, профессор, академик РАЕН и РЭА, эксперт ЮНЕСКО, почетный работник образования РФ, известен своими работами в области философии науки и техники, соци­альной экологии, теории устойчивого развития и экологического образования, автор более 300 публикаций, в том числе монографий, учебников, учебных пособий и программ, получивших признание научно-педагогической обще­ственности многих стран. С 1990 по 1995 гг. возглавлял Научно-методический совет педагогических вузов России по социально-гуманитарным дисциплинам, участвовал в разработках Российской академии образования в области эколо­гического образования. С 1995 г. является профессором Российской академии госслужбы при Президенте РФ. По совместительству является директором Института глобализации и устойчивого развития «Академии МНЭПУ».

В связи с 65-летием коррес­пондент нашей газеты обратил­ся к нему с рядом вопросов.

Ваши работы находятся на пересечении философии, культурологи, естествозна­ния, экологии... Можно ли счи­тать, что центральной для вас все же является экологи­ческая тематика ?

— Да, все эти годы я пыта­юсь понять предпосылки не­адекватного отношения челове­ка к окружающей среде, анали­зирую способы решения этой проблемы. Это то, что опреде­ляет истоки экологического кри­зиса и пути его преодоления. Человек часть природы, он не можетжитьбезбиосферы. Ноон всеми доступными ему сред­ствами с момента своего появ­ления разрушает биосферу. Это я называю «парадоксом Л амар- ка». Известный французский ес­тествоиспытатель Ж. Б. J1 амарк в XYIII в. впервые обратил вни­мание на это. Если, конечно, не считать загадочную надпись на пирамиде Хеопса: «Люди погиб­нут от неумения пользоваться силами природы и от незнания ист инного мира».

В начале XX в. акад. В.И. Вернадский этот парадокс пы­тался решить путем выявления биосферных функций человека. Он оправданно считал, что все живые организмы в биосфере выполняют определенную по­зитивную функцию, например, накапливают энергию Солнца, повышая тем самым устойчи­вость биосферы. Соответствен­но, по его мнению, и человек должен выполнять какую-то позитивную функцию в био­сфере. Так логическим путем он пришел к идее ноосферы. Пред­положение В.И. Вернадского об эпохе ноосферы, как высшем этапе эволюционного процес­са, относится к гипотетическим построениям, хотя и базирует­ся всецело на научном мировоз­зрении. При его жизни эти идеи должным образом не были ос­вещены. Только в 70-е гг. они получили дальнейшее развитие и обобщение в трудах академи­ков В.П. Казначеева, Н.Н. Мо­исеева и A.JI. Яншина и других отечественных ученных, и сво­ей глубиной и неординарнос­тью привлекли внимание фи­лософской и научной обще­ственности.

Как видно, проблема взаи­моотношения человека и при­роды носит интегративный ха­рактер, она связана с данными наук о Земле, человеке, куль­туре, особенностями техники и технологии цивилизации и дру­гими реалиями. Более того, по­пытка ее решения сейчас не­мыслима без учета глобальных факторов. Вот и получается, что вроде занимаюсь всю жизнь одной проблемой, но неизбеж­но обращаюсь к естествозна­нию, антропологии, социоло­гии, культурологи, истории техники, науки и т.д.

Но вы занимаетесь так­же вопросами образования, явля­етесь автором известного феде­рального школьного учебника по экологии, учебных пособий для высших учебных заведений, членом Научного совета по экологичес­кому образованию при Президиу­ме Российской академии образо­вания, представляете Россию в ЮНЕСКО как эксперт в облас­ти образования.

—Моя деятельность в обла­сти образования в прямом и пе­реносном смысле является про­изводной от моей научной ра­боты. Дело в том, что практи­ческое решение экологической проблемы, возможно, прежде всего, на основе нового созна­ния, нового мышления, которые можно сформировать благодаря целенаправленному экологичес­кому образованию. Экологичес­кое образование в этом плане является сферой практического воплощения теоретических до­стижений в сфере экологии.

Разве не все области об­разования выполняют функции трансформации теоретических идей в массовое сознание и практическую сферу ? В чем осо­бенность экологического обра­зования ?

—Традиционное образова­ние основывается на известных, устоявшихся знаниях. И отста­вание образования от науки в таком случае неизбежно и мо­жет быть разным по времени. Отставание же экологического образования от развития эколо­гии все больше сводится к ми­нимуму. Это объясняется чрез­вычайной актуальностью для жизнедеятельности человека ре­шаемых экологией задач, орга­ничным сочетанием в экологи­ческих знаниях объяснительных и нормативных функций. Дру­гими словами, новое в эколо­гии без промедления должно учитываться в многогранной преобразующей деятельности человека. Иначе экологическое познание теряет смысл. Не слу­чайно развитие экологии в XX в. сопровождалось появлением таких прикладных наук, как экологическое право, экологи­ческая экономика, инженерная экология и т.д.

В последние годы вы много внимания уделяете культуроло­гической тематике. С чем это связано?

Если концепцию устой­чивого развития представить как современную теорию исто­рического процесса, то особое значение приобретает формиро­вание культуры устойчивого развития. Другими словами, призывы к переходу к устойчи­вому развитию будут реализо­ваны, если мы серьезно займем­ся выявлением роли культуры в историческом процессе; опреде­лим меру управляемости куль­туры, механизмы обогащения национальных культур всечело­веческими, экологическими ценностями. Для этого, с одной стороны, надо разобраться, что определяет основания разнооб­разия культур, их стабильность в течение столетий. С другой, - что содействует взаимодей­ствию культур, их определенной конвергенции.

В какой мере оправдано отталкиваться от понятия культуры при объяснении соци­альных, экономических, полити­ческих процессов ? Ведь понятие культуры довольно расплывчато.

— Действительно, суще­ствуют сотни определений куль­туры, но большинство из них являются производными от обобщенного определения культуры. Культура, по боль­шому счету, это совокупность различных способов адаптации и организации жизнедеятель­ности людей в определенной среде. В достижениях культуры, словно, закодированы способы сохранения и развития социу­ма. Передаваемые из поколе­ния в поколение опыт и резуль­тат адаптации и организации в различных формах и видах оп­ределяют сущность данной культуры. Язык, архетипы, тра­диции, религия, мораль, мате­риальные и духовные ценнос­ти, социальные, политические установки все они являются ба­зисными элементами и показа­телями культуры. Они во мно­гих отношениях определяют модели деятельности в обще­стве. Именно поэтому связь прошлого, настоящего и буду­щего проходит в культуре. На­стоящее возможно благодаря прошлому, проявляющемуся активно или пассивно в языке, традициях, этических нормах, способах мышления, техноло­гиях, созданном человеком ис­кусственном мире в целом.

А как же быть с иннова­циями?

—Рано или поздно, человек в своей жизнедеятельности стал­кивается с принципиально ины­ми ситуациями, когда опыт про­шлого оказывается недостаточ­ным, чтобы выйти из складыва­ющихся кризисных ситуаций. Именно в таких случаях у чело­века усиливается творческое на­чало, он творит, чтобы выжить. Но как показывают специальные исследования, стиль творчества, особенности творчества все же определяются архетипическими установками данной культуры. Вообще, способность человека избирательно аккумулировать все ценное, необходимое для будущего из прошлого, наряду с его способностью созидать принципиально новое, скорее всего, останутся непостижимы­ми феноменами для философии и науки. Вместе с тем, очевид­но, что именно эти замечатель­ные способности выделили че­ловека из животного мира и оп­ределили возможность станов­ления человеческого общества.

Почему осмысление эколо­гической проблемы привело к кри­тике всей предшествующей куль­туры, созданной человеком ?

Хочу защитить человека, перефразировав слова из Биб­лии: Человек не ведает, что тво­рит. Другими словами, человек зачастую не преднамеренно разрушал и разрушает устои своего существования. Он в принципе не может однозначно предпола­гать результат, последствия сво­его творчества. Это обстоятель­ство, между прочим, заставляет по иному смотреть и на «пара- доксЛамарка».

Культура, как метко заме­тил К.Маркс, если развивается стихийно, а не направляется со­знательно, то оставляет после себя пустыню. И с этим связано предположение о необходимос­ти управления развитием куль­туры, возможности реализации той или иной культурной поли­тики. При этом не учитывают непредвидимые последствия культурного развития. Тогда как деятельность человека обычно развертывается в условиях, ког­да не совсем ясна глубокая вза­имосвязь событий в обществе, между явлениями природы. Ха­рактер реакции большинства этих факторов на те, или иные воздействия становятся извест­ными лишь через определенное время. Вот почему фундамен­тальное значение для гармони­зации будущего состояния об­щества, как на глобальном, так и на региональном, локальном уровнях приобретает всесторон­нее моделирование и прогнози­рование возможных послед­ствий преобразующей деятель­ности человека.

Какие же черты имеет экономическая модель современ­ной России?

— За последние 200 лет в России предпринимались отча­янные попытки реформации. Но все они терпели неудачу, по крайней мере, не доводились до конца. Причина в том, что в этих реформах не учитывались ни культурные, ни природные особенности России. Россия многонациональная, многокон­фессиональная страна. Здесь ев­разийские ценности выступают своеобразными культурными универсалиями, пронизывают культуры отдельных народов, испокон веков живущих и тес­но взаимодействующих между собой в этом огромном геогра­фическом пространстве.

Существует очень сильная зависимость социально-эконо­мического развития России от естественных факторов, сурово­го климата, бескрайнего про­странства, характера народона­селения. Хотя еще Н.А. Бердяев писал, что «в судьбе России ог­ромное значение имели факто­ры географические, ее положе­ние на земле, ее необъятные пространства». Уверенность в однозначном ослаблении зави­симости социального развития от природных факторов по мере технического прогресса, оказа­лось наивной. Адаптация обще­ства к экстремальным природ­ным условиям на основе новых технологий реальна, но она про­исходит ценой огромных эконо­мических затрат, которые отра­жаются на уровне и качестве жизни людей.

Источник: «Природно-ресурсные ведомости» от январь-февраль 2011 года