Бесплатная линия: 8 (800) 200 19 92
Телефон для справок: +7 (495) 231 44 50
Приемная комиссия: +7 (495) 231 44 45

Связаться с нами

Подать заявку

Онлайн заявка на обучение в МНЭПУ:


captcha

Творческая мастерская им. В.М. Клыкова





Творческая мастерская им. В.М. Клыкова


Андрей Вячеславович Клыков, руководитель Творческой мастерской им. В.М. Клыкова ; P

Андрей Клыков родился в 1962 году в городе Щигры Курской области. Окончил Московскую среднюю художественную школу, работал в объединении «Росмонументискусство». В 1980 году поступил на факультет скульптуры Московского государственного художественного института им. В.И. Сурикова. Андрей Клыков принимал активное участие практически во всех работах отца – выдающегося российского скульптора Вячеслава Михайловича Клыкова, начиная с оформления Детского музыкального театра Натальи Сац и до последних дней жизни Вячеслава Михайловича. За годы совместного творчества были созданы десятки памятников в разных уголках нашей страны и за рубежом. Андрея всегда волновала история Государства Российского, искаженная фальсификаторами в советское время. Поэтому он стал соучредителем некоммерческого Фонда «Память чести», который рассказывает о героях Белого Движения. Целью создания Фонда – привлечь внимание общества к историческому периоду 1917–1922 гг., подвергшемуся замалчиванию и тотальной фальсификации.
В 2006 году Андрей Вячеславович Клыков, продолжая традиции династии Клыковых, создает памятник Императрице Марии Федоровне, супруге Императора Александра III, который установлен в Петергофе в ходе церемонии перезахоронения. Совместно с центром художественного литья «Царский остров» создаются памятники выдающимся историческим событиям Российской истории, подвижникам отечественной культуры, военачальникам, полководцам, православным святым.
Нельзя не отметить последние работы скульптора, среди них памятник у входа в храм Пресвятой Богородицы в Запорожье, памятник маршалу авиации И.И. Борзову в Шатуре, генералу А.И. Родимцеву в Курской области, гвардейцу Семеновского полка в Москве. На родине отца (в Курске) Андрей создает памятник Вячеславу Михайловичу, в котором передается вся боль утраты и преемственность поколений.
Андрей Клыков постоянен и целеустремлен в своих основных установках, в своем приподнятом деятельном отношении к жизни. Его всегда отличает четкость и ясность поставленной перед собой задачи. Скульптор постоянно находится в творческом поиске, продолжая много и плодотворно работать.


Патриарх Московский и всея Руси Кирилл освятил на Валааме монумент Андрею Первозванному работы скульптора Андрея Клыкова >> 


Творческая мастерская им. В.М. Клыкова >>

 

 

Памятник в честь воссоединения Русской Церкви работы скульптора А.Клыкова освятили в Нью-Джерси >>

В Академии МНЭПУ открылась выставка русского скульптора В. М. Клыкова

В Академии МНЭПУ состоялось долгожданное культурное событие — открытие постоянно действующей выставки работ скульптора с мировым именем Вячеслава Михайловича Клыкова.

Напомним, что стены Академии по решению руководства вуза были отданы под увековечивание памяти великого мастера, экспозицию ранее не известных его работ, с которыми теперь можно ознакомиться по адресу: г. Москва, ул. Космонавта Волкова, 20 (по предварительному согласованию). Международный независимый эколого-политологический университет является партнером творческой мастерской им. В.М. Клыкова, и благодаря этому союзу родилась идея создания данной выставки.

В торжественной атмосфере ректор вуза Сергей Станиславович Степанов совместно с почетными гостями, среди которых были продолжатель династии скульпторов А.В. Клыков, президент Международного фонда славянской письменности и культуры А.Н. Крутов и представитель Российского Военно-исторического общества Г.А. Широкова, разрезал символическую красную ленту. Открытие экспозиции сопровождалось костюмированным представлением в казачьем стиле. Современники В.М. Клыкова, его близкие, единомышленники и коллеги, делились воспоминаниями о необыкновенном, стремительно раскрывшемся таланте мастера, его гражданских исканиях и непростом творческом пути, лишенном коммерческой составляющей и больного тщеславия. Своими впечатлениями о выставке они поделились в гостевой книге.

Заметим, что в этот день экскурсию для всех присутствующих проводил ректор академии С.С.Степанов. Он рассказал, как готовилась экспозиция и почему в нее вошли именно эти экспонаты. Особое волнение при этом испытали члены семьи скульптора Клыкова, для которых открытие выставки не только культурный шаг, но и память о близком человеке, который своим талантом открывал разные врата, в том числе в сердца соотечественников, а также людей, живущих за пределами нашего Отечества.

Напомним, что руке В.М. Клыкова принадлежат такие известные культурные работы, как фигура бога торговли Меркурия у Центра международной торговли в Москве, памятники Кириллу и Мефодию, маршалу Г.К. Жукову в российской столице, барельеф П. А. Столыпину в Общественной палате РФ и многие другие.

 

 

«Они взяли меч твой»

Именно так, по справедливости, могла бы называться монография о семье скульпторов Клыковых: Андрее  Вячеславовиче, Елене Львовне, Николае Андреевиче и Анастасии Андреевне.
Это ответ Вячеславу Михайловичу Клыкову, за год  до кончины воплотившему свое завещание потомкам в образ Святослава Храброго в Запорожье. С уходом старшего Клыкова  не только его семья, но и вся Русь осиротела. Кто, как ни он, всем своим творчеством не позволял «распасться связи времен»? Гамлетовский вопрос, постоянно возникающий в поворотные моменты истории, он решал убедительно для знатоков, наглядно для неучей в истории.
И все же, к счастью, Вячеслав Михайлович жив не только в созданных им памятниках, но и в творчестве младших Клыковых. Они продолжают его традицию. Это люди тех же идеалов, что и старший Клыков, натуры цельные, труженики самоотверженные. В искусстве традиционисты. Это сплоченный коллектив людей, понимающий друг друга с полувзгляда. Добры, терпеливы, профессионально крепки, даже упорны.
Вячеслав Михайлович Клыков как скульптор­монументалист плодотворно работал в советское время, тем не менее пропагандировал не надиктованные сверху проходные идеи, а свое понимание исторического процесса, в большинстве случаев не совпадающее с современной ему программой преподавания истории. О нашей истории кто­то иронично и, увы, точно высказался так, что она (история) у нас не предсказуема. И в самом деле, перегибы в трактовке событий, во внимании то к одной, то к другой личности можно проследить, листая школьные учебники истории.
Вячеслав Михайлович был принципиален и честен в выборе портретируемых и в трактовке их характера, – а, стало быть, и их роли в истории, – всегда. Манера исполнения скульптур менялась. Она зависела и от развития творческих способностей самого мастера, его увлечений, новых задач, которые он перед собой ставил, и от того, кем был человек, вписываемый им в пространство обитаемого нами мира – его современником или участником давно минувших событий.  В памятниках современникам или тем, кто оставил о себе память в документальных фотографиях, в киносъемке, в графике их современников, он точен (иногда до мелочей) в характеристике внешности. Проблема портретирования людей далеких эпох решается им иначе, а именно через обобщенную пластику, приближенную к стилю определенной отдаленной эпохи, через атрибутику, через акцентированный жест. Его искусство в полной мере отвечает определению пространственности отца Павла Флоренского: «четырехмерное пространство», или проще – «пространство¬время». Таково творчество родоначальника семьи скульпторов Клыковых. И к счастью для нас и для тех, кто придет после нас и познакомится с их творчеством, представители среднего и младшего поколений Клыковых в полной мере наделены чувством пространства¬времени, столь важного для настоящего художника.
Почему, как это получилось? Убеждена, что основную причину такой счастливой преемственности метода и результатов творчества следует искать не в генетике, а в непрерывности художественно­производственной практики внутри семьи. Это как в народном творчестве или в ренессансном искусстве. В народной среде дети не просто рисуют рядом со взрослыми, а делают это вместе со взрослыми. А в эпоху Ренессанса, еще до появления академий, будущие большие художники проходили школу искусства, работая подмастерьями при мастере. В новое время нечто подобное происходит и в семьях художников. Примером тому семьи Васнецовых, Фаворских, Митуричей, Клыковых. С годами каждый художник, вышедший из такой семьи, определится как индивидуальность. Но пока они работают вместе, перед нами феномен целостного, коллективного творчества, с лидерством старшего или старших, но и с уважением к младшим и беззаветной отдачей труда общему делу.
Непосвященному в практику создания скульптуры вычленить, при рассматривании готового произведения, след касания руки отдельного члена творческого содружества трудно и почти невозможно. Так создается целостное, непротиворечивое ни по замыслу, ни по форме художественное произведение, так формируется непрерывность традиции, школы, времени.
Свидетельством того, что меч, завещанный старшим Клыковым потомкам, находится в надежных руках, являются работы Андрея Вячеславовича Клыкова, выполненные после кончины отца. По тематике это обращение к национальному самосознанию русского народа, фактам героизма, самопожертвенности, философичности. По пластике – близко старшему Клыкову.
Иногда, правда, им выбирается путь конкретизации (без документальных источников) внешности исторических личностей (князь Дмитрий Донской). И, пожалуй, такой ход для старшего Клыкова не типичен. Однако, принимая во внимание предполагаемого зрителя – учеников Суворовского училища, надо считать этот прием вполне обоснованным.
Но вот что более всего поражает в творчестве Андрея Вячеславовича Клыкова, так это памятники его отцу (в Москве и в Курске). Их пластика, точность и легкость проработки формы таковы, что создается впечатление, что их автором является сам Вячеслав Михайлович. И в этом заключается убедительное подтверждение факта самого активного участия Андрея Вячеславовича в создании многих, а практически всех работ Вячеслава Михайловича Клыкова в период от 1985 года и до конца его жизни, т.е. до 2006 года. Иными словами, только люди, наблюдавшие работу отца и сына шаг за шагом, постоянно, могли бы сделать попытку расчленить на какие­то пространственно­временные слои результаты их совместного творчества.
Так что гамлетовский вопрос: «Распалась цепь времен, ужели я связать ее рожден», – столь актуальный в отношении к социальному миру, становится излишним применительно к художественной практике семьи. Меч искусства, меч справедливости, доброты и правды в надежных руках.

Наталья РОЗАНОВА,
 кандидат искусствоведения,
 профессор МГУП им. Ивана Федерова


Андрей КЛЫКОВ: искусство должно быть от Бога

Мы встретились с известным российским скульптором Андреем Клыковым в его мастерской. Внешне напоминающий былинного богатыря, с окладистой бородой, неторопливый и уверенный в себе, с неспешной речью он сразу производит впечатление человека основательного, рассудительного и очень надежного. Беседу с ним мы начали с вопросов о том, как родилась династия скульпторов Клыков, начало которой положил его отец, выдающийся российский мастер Вячеслав Михайлович Клыков.
– Андрей Вячеславович, вы – потомственный скульптор. Если бы звезды сложились иначе, пошли бы вы по этой стезе?
– Многое в моей жизни было предопределено еще до моего рождения. Мать с отцом познакомились на художественно­графическом факультете Курского педагогического института. Одна из моих теток, по материнской линии, закончила Калининское училище ковроткачества, вторая тетка, по отцовской линии, – институт легкой промышленности по специальности модельер¬дизайнер. В нашей семье все настолько оказалось пропитано искусством, что мне просто некуда было деваться, кроме как идти по стопам отца. 
 
– А ведь он мог стать строителем…
– И сварщиком. Сначала, окончив 8 классов, отец пошел в ПТУ электрогазосварщиком и только потом – в строительный техникум. Но в ПТУ поступил не потому, что мечтал о профессии сварщика – там была секция вольной борьбы, а отец занимался спортом, был кандидатом в мастера по вольной борьбе и боксу. Тяга же к искусству у него была в крови – старики в нашем «родовом» селе Мармыжи в Курской области вспоминали, что с самого детства он рисовал, в тех местах много карьеров с белой глиной – из нее он постоянно что­то лепил. Кто знает, почему вдруг у человека возникает потребность творить? Почему Белов начал писать? Почему Рубцов из моряка стал поэтом? Потребность души…

– Жизнь вашего отца Вячеслава Михайловича Клыкова может служить образцом для подражания молодым художникам. История его жизни – история служения искусству, вере и своему Отечеству?
– Думаю, ни один человек не является идеальным, каноническим, ведь жизнь – это далеко не прямая линия. Если брать общественную деятельность отца и его путь в искусстве, то, наверное, ответ – да. Хотя, в творчестве любого художника не все так однозначно, лично у меня к некоторым его творениям есть вопросы. А с точки зрения бытовой – он был крайне сложным человеком, который не вписывался в общепринятые каноны.

– А что для него было приоритетным: работа, общественная деятельность, семья?
¬ Работа, работа и еще раз работа. Семья – где­-то на месте десятом. А в последние годы жизни отец очень много времени уделял общественной деятельности: да, работал, да, профессионально, но душевные силы уходили на другое.

– Вы часто видели отца, удавалось общаться с ним?
– Не просто общаться, а долгие годы работать бок о бок. С класса пятого, как меня в мастерскую забрали, так я из нее и не выходил.

– Когда проявился ваш талант, когда вы впервые почувствовали, да – это мое?
– Я себя очень долгое время позиционировал живописцем, но вокруг меня была «скульптурная» атмосфера, постоянно во всем этом варился и понял, что деваться мне некуда – так и стал скульптором.

– А свою первую работу помните?
– Она стоит здесь в мастерской – портрет приятеля, и сделал я ее, еще учась в пятом классе. Выполнена она из гипса, но лепил я ее, как и все свои последующие работы, из глины. Сначала используешь мягкий материал, а затем то, что создал, можно перевести и в камень, и в мрамор, и в дерево, и в бронзу, и в бетон.

– Какие образы волнуют вас больше всего?
– Сейчас система выживания российских художников, скульпторов построена очень странным образом. При всеми ругаемом «совке» член Союза художников гарантированно имел два заказа в год, что позволяло ему заниматься творчеством, не думая о хлебе насущном. Теперь же господствует рынок. Поэтому говорить о том, что мне ближе, не совсем корректно. Естественно, когда получаю заказы, стараюсь браться за то, что соответствует моему восприятию мира, изображая людей, которые восславляли нашу страну, являлись символом России и оставили след в ее истории, православии, памяти народа. 

– Какие ваши работы особенно дороги вам? Чтобы закончив скульптуру, по примеру Пушкина, ликовали в душе: «Ай да, Клыков…»
– Если честно, любая только что законченная работа вызывает такие чувства. А через год – ну да, сделал, но могу лучше… Действительно, когда работа ушла в народ, она начинает жить своей жизнью, а ты – своей: растешь, развиваешься. То же, что сделал раньше – это уже пройденный этап.

– Как вы относитесь к персональным выставкам? Проводите ли свои?
– С одной стороны, наверное, они нужны. С другой, мне и показывать особо нечего, так как все мои работы стоят на своих местах и живут своей жизнью. Собрать в кучу мне их просто нереально, да и ни к чему: они и так у всех на виду.

– Вера, Надежда, Любовь – что для вас в вашей жизни было главным?
¬ Они всегда шли со мной по жизни, взявшись за руки. Как и мы с моей супругой, с которой вместе учились еще в детской художественной школе в Лаврушинском переулке и уже более 25 лет, как женаты. У нас дружная семья, дети – сын и дочь.

– Андрей Вячеславович, а у вас есть ученики?
– Да, например, мой сын Николай.

– Каково это – работать в одной команде с сыном, передавать ему свое мастерство?
– Если не с сыном, то с кем еще? Он серьезно относится к нашему делу и уже достиг первых успехов. Сейчас Коля учится в Международном независимом эколого¬политологическом университете. Этот университет, сейчас в статусе Академии и  дает качественное базовое гуманитарное образование. А после получения профессии в МНЭПУ, уверен, что сын продолжит учебу в Московском художественном институте им. В.И. Сурикова. Главное, что это прежде всего его желание. Коле интересно заниматься и фотографией, видео – я ему предлагал подумать, например, о поступлении во ВГИК, но он не хочет. Видимо, работает тот же принцип, что и в моем случае, – а куда деваться, коли все вокруг пропитано «художественной» атмосферой.

– Есть ли совместные «династические» работы, в которые вложили бы свое мастерство и ваш отец, и вы, и ваш сын?
– У нас была очень интересная работа – памятник фельдмаршалу Александру Барятинскому, который пленил Шамиля и смог закончить многолетнюю войну на Кавказе. Мой отец незадолго до своей смерти сделал эскиз памятника фельдмаршалу. В Курской области располагается родовая усадьба князей Барятинских Марьино (ныне санаторий Управделами Президента РФ), впоследствии мы договорились о том, чтобы поставить там этот памятник. Я его начал, но не успел доделать, так как сорвался с лесов, упал, в результате получил разрыв суставной сумки и выбыл из строя на несколько месяцев. Доводил работу уже Коля, и он прекрасно справился с этой задачей, а было это в 2010 году. У меня тоже примерно в этом же возрасте было «боевое крещение»: фонтан перед Центральным детским музыкальным театром.  

– Вячеслав Михайлович Клыков много сделал для России. По инициативе созданного им Фонда славянской письменности и культуры в России появился новый государственный праздник – День славянской письменности и культуры, значение которого мы пока не в состоянии оценить в полной мере…
– Это так. К сожалению, сейчас совсем забыли тех, кто стоял у истоков этого праздника, потихонечку отодвинув их в сторону. Хотя, конечно, этот праздник очень значим для нашей культуры. 

– Вы ведь тоже совместно с ректором Академии МНЭПУ Сергеем Станиславовичем Степановым участвовали в создании Фонда «Память чести», который рассказывает о героях Белого Движения?
– Да, действительно, Фонд создан и работает. Руководит его работой как раз Сергей Станиславович Степанов, собственно, он был и остается главным идеологом Фонда. Академия МНЭПУ вообще отличается большой инициативностью в поддержке  культурно­просветительских проектов – таких, как барельеф П.А. Столыпина (Общественная палата РФ), …. (добавить еще проекты от Академии).
 Мой вклад немного скромнее: например, сейчас я готовлю памятник Белому Движению и замечательным русским людям, которые ценой своей жизни пытались в то смутное время спасти Россию от страшного поворота в ее истории. Этих героев долгое время замалчивали, молодежь о них мало что знает – работу Фонда трудно переоценить, настолько она важна для истории нашей Родины.
Я также стараюсь браться за те работы, которые прославляют русский дух. Например, в 2012 году взялся за достаточно сложный и интересный проект ¬ памятник в Мессине нашим морякам, участвовавшим в ликвидации последствий землетрясения в Мессинском проливе в 1908 году и в спасении горожан. Саму работу сразу после событий в 1908 году сделал итальянский мастер Кюфферле, она была небольшая: сантиметров 50¬55. Не имея оригинала или гипсовых копий, а только фотографии, пришлось увеличивать фигуру до размера примерно в полтора человеческого роста. По­моему, получилось хорошо, народу понравилось. А ведь для российских моряков это была чужая страна, чужие люди. Тогда наши ребята спасли множество человеческих жизней, вытаскивая пострадавших итальянцев из¬под обломков. Берясь за этот заказ, хотел не столько нам, сколько Европе напомнить: тоже мне, нашли царство Антихриста – Россию…

– Каким вы видите художника современной России?
– Хотелось бы, пусть это и звучит высокопарно, чтобы его отличали служение Отчизне, приверженность нашим корням, православию, народность. Но Россия явила миру не только Репина, Клодта, Крамского, Вучетича, Опекушкина, Васнецова, но и Малевича, Шагала… Понять творчество последних можно, но постепенно «революционное» искусство стало продаваемым брэндом – именно в этом ключе развивается современное искусство: вместо «измов» теперь возникло новое словечко «актуальник». Актуальное искусство – что это такое? Из колючей проволоки навернуть что­то вроде полусферы, положить туда гальку в форме яйца – и сказать, что это гнездо птицы… Кто¬то находит для себя возможным после долгих лет обучения сначала в ДХШ, а потом в Суриковском институте перестроиться и заниматься таким «искусством». И их можно понять: оно продаваемо и востребовано. Сейчас в термин «художник» вкладываются слишком разные понятия. Правильно говорить «человек, занимающийся изобразительным искусством» – по сути, в современном смысле это уже не художество, а ремесло.

– Ваш ответ «актуальному» искусству – это ваши работы?
– Да, лучше делать, чем говорить. Надеюсь, что и Николай будет творить в том же русле. А эта популяция креативно мыслящих либералов, по¬моему, ничего за душой не несет. Я помню себя в 14, 15, 16 лет: современное искусство нравилось, конечно, да и сейчас нравится – я не могу сказать, что тот же Дали не является художником. Это великолепнейший мастер, просто он избрал стезю, которая, на мой взгляд, крайне деструктивна.
В принципе, всё в мире, не только искусство, разделяется на то, что идет от Бога, и то, что идет от Дьявола. Светлое созидание идет от Бога, а хаос, деструктуризация, разрушение – это дьявольщина. С этих позиций, по¬моему, и нужно рассматривать музыку, литературу, изобразительное искусство, да и всю нашу жизнь.

– Андрей Вячеславович, а что сейчас вам не дает спать? Над чем работаете, чем собираетесь порадовать ценителей вашего искусства?
– У меня сейчас крутится одна безумная идея: договориться с посольством Сирии и поставить в Дамаске либо Архангела Гавриила, либо Ионна Крестителя. В свое время отец во время бомбежок Югославии поставил в Сербии Богородицу. Самое интересное, что после этого пожар войны там потихоньку затух. Очень надеюсь, что подобное произойдет и в Сирии. Искусство должно нести людям мир, радость и «чувства добрые» в народе пробуждать.

Сергей ЯКУШЕВ,
руководитель пресс-центра
Академии МНЭПУ

В единой молитве к Богу

В 2011 году скульптор-­монументалист Андрей Вячеславович Клыков (при участии в работе членов Творческой мастерской семьи Клыковых: Елены Львовны Клыковой, Николая Андреевича Клыкова, Анастасии Андреевны Клыковой) создал скульптурную композицию на тему воссоединения русской и зарубежной православных церквей.
Смысловое и образное решение этого произведения цельно, лаконично, доходчиво, что является необходимым условием жизнеспособности в пространстве и во времени любого произведения монументального искусства. Зрителю предстоят портретные изображения глав русской и зарубежной православных церквей. Их лица и фигуры  трактованы конкретно и обобщено с учетом внимания не только к чертам лица, но и к индивидуальному телосложению, читающимся под принятым в торжественных случаях облачением. Несмотря на кажущуюся статичность, в них есть и внутреннее движение – свидетельство напряжения воли людей разных характеров, но общего мировоззрения, единой цели.
В целом композиция воспринимается зрителем как фронтальная по преимуществу. Но фигуры (их плечевой разворот) слегка повернуты друг к другу, отчего создается впечатление почти иконного пространства (подобие двояко выгнутой линзы). Это очень важно потому, что благодаря такому решению композиции, зритель подсознательно вводится в пространство православного храма. Ведь, в отличие от Западной Европы, Русь, в продолжение традиции Византии, в решении внутреннего пространства храмов опирались не на скульптуру, а на живопись. Замысел произведения – увековечить память о единении церквей после длительного периода разъединения – осуществляется пластически и, помимо того, с помощью обращения к определенной атрибутике, органично введенной в композицию. Свиток в руках тех, на чью долю выпала миссия объединителей, содержит простой доходчивый текст, обращенный уже не к церквям, а к каждому из нас.
Модель храма в руках объединителей – это некий узел композиции. Он служит цели передачи главного смысла произведения. В нем средоточие мысли о двуединстве церквей. Масштабный контраст между храмом и фигурами людей позволяет зрителю пережить ощущение времени как вечности, в которую погружены великие дела, и пространства – как внебытовой цельности.
Буквы «П.А.» и «М.Л.», изображенные на облачении, читаются как «Патриарх Алексий» и «Митрополит Лавр». Основание (база, подиум, пьедестал), на котором утверждены фигуры, – элемент, фрагмент объекта сферической формы. Что это? Земля? Мир? Трещина на нем – память о разъединении миров церквей. Этот язык символов прост, доступен каждому. В нем сказывается какая¬то особая уважительность создателя памятника к простому человеку. Никаких фокусов, но высокая культура пластики, профессионализм, взращенный семьей, народной и общемировой традицией и все той же церковью, которой (как бы в ответ за устроение мира в душе) автор отдает дань благодарности.
Так создавалась эта скульптура. Пока что она находится в литейной мастерской. Но как бы в насмешку над самим собой, хотя и не осознавая этого, какие­то люди, быть может, студенты, проходившие в этой мастерской практику, оставили там след, память о себе, – предметом, возможно, претендующим на название эскиза скульптуры, а на самом деле – вульгарным явлением плагиата, то есть творческого воровства.
Жалким образом скопированные с произведения Андрея Клыкова две фигуры (и со свитком, и на расколотой полусфере) с недавних пор появились в пространстве, все той же литейной мастерской.
Какова цель человека или людей, занимающихся воровством? Каков будет дальнейший путь этого «создания» воровской длани? – Предложить себя на рынке сбыта несведущему заказчику? Видимо, так.
Хотелось бы избежать судебной тяжбы и остановить воров на полпути.

Наталья РОЗАНОВА,
 кандидат искусствоведения,
 профессор МГУП им. Ивана Федерова

 

Каталог основных работ В.М. Клыкова >> 

БЮСТЫ
Б.В. Ефимов. Гендиректор Богучанской ГЭС. Красноярск, 2011 г.
А.Г. Ивченко. Генеральный директор «Вымпел» Запорожье, 2012 г.
А.В. Рябикин. Полковник МВД. Москва, 2013 г.
Г.К. Жуков. г. Малоярославец  Калужская обл., 2006 г.
Г.К. Жуков. Мемориал Прохоровское поле. с. Прохоровка Белгородская обл., 2008 г.
А.С. Сергеев. Командир «Стерегущего».  Курская обл., 2008 г.
Дмитрий Донской. Мемориал Прохоровское поле. с. Прохоровка Белгородской обл. 2008 г.
М.И. Голинищев¬Кутузов. Мемориал Прохоровское поле. с. Прохоровка Белгородской обл. 2008 г.
Генерал  А.И. Родимцев. Курская обл., 2006 г.
Дмитрий Донской. Тверское Суворовское училище. г. Тверь, 2008г.
Императрица Мария Феодоровна. Вилла Александрия. Петергоф, 2006 г.
Н.Е. Марков. Курская обл., 2008 г.
В.А. Лотарев. Генеральный директор «Вымпел». Запорожье, 2012 г.
Профессор А.Ф. Лосев. Москва, 2008 г.
Ф.М. Муравченко. Генеральный директор «Вымпел». Запорожье, 2012 г.

МОНУМЕНТЫ
Памятник князю А.И. Барятинскому. Бронза. Пос. Марьино Курской обл. 2009 г.
Андрей Первозванный (в глине). 2013 г.
Памятник курсанту Высшего военно¬командного училища им. Верховного Совета. Глина. 2008 г.
Памятник русскому гвардейцу. Солдат Семеновского полка. Бронза. Москва, 2008 г.
Св. Николай Чудотворец Мир Ликийских. Севастополь, 2010 г.
Памятник комбату капитану А.Ф. Королеву. Искусственный камень. Балабаново, Калужская обл., 2008 г.
Памятник комбату (искусственный камень).  Тверская обл., 2009 г.
Дмитрий Донской. Москва, Первый Московский Кадетский корпус, 2013 г.
Владимир Андреевич Храбрый, князь Серпуховский. Серпухов, 2009 г.
В.М. Клыков. Бронза. Курск, 2007 г.
В.М. Клыков. Бронза. 2009 г.
Памятник русским морякам. Мессин (Италия), 2012 г.
Покрова Пресвятой Богородицы. Покровский храм. Бронза. Запорожье, 2007 г.
Мемориальная доска академика Н.Н. Моисеева. Москва, 2006 г.
Рельеф постамента памятника Георгию Победоносцу (глина). Рязань, 2006 г.
«Пляски Диониса» (гипс, тон).  Москва. Частное собрание. 2011 г.

ИНТЕРЬЕРЫ
Илья Муромец. 2012 г.
Эскиз памятника Андрею Первозванному. 2013 г.
Н.Н. Моисеев. 2008 г.
Иоанн Васильевич Грозный. Эскиз для г. Орла, 2013 г.
Измайловиец. 2012 г.
Ордын Нащекин. Эскиз для г. Пскова, 2013 г.
«Фемида» (гипс). Учебная аудитория. Москва, 2013 г.
«Кутузов» (серебро). Частное собрание, 2012 г.
«Метаморф» (бронза, топаз). Частное собрание, 2007 г.

ВОССОЕДИНЕНИЕ
Патриарх Алексий и Митрополит Лавр. Глина, 2009 г.
Патриарх Алексий и Митрополит Лавр. Гипс, 2010 г.
Патриарх Алексий и Митрополит Лавр. Бронза, 2011 г.